Несырьевая экономика в россии отрасль регионы таблица - Розничная торговля – драйвер несырьевой экономики России

Подпишитесь на нас Вконтакте , Одноклассники. Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео. Трамп обсуждал с Путиным вопрос санкций. Импортозамещение позволило экономике РФ выстоять в критический период, но теперь это пройденный этап. И власти, кажется, уже определились с тем, каким будет следующий — рост несырьевого экспорта.

Успехи есть уже сейчас. Что именно мы будем экспортировать, а главное — куда? С учетом президентского поручения добиться темпов роста российской экономики выше среднемировых тема наращивания несырьевого экспорта становится все более актуальной. На ней делают акцент и чиновники, и независимые эксперты, приводя вполне аргументированные расчеты. Однако пока остается без ответа слишком много вопросов, прежде всего — на какие товары надо делать ставку и на каких внешних рынках их ждут.

Кроме того, нужно понимать, что в перспективе эта стратегия может потребовать радикальных изменений в российской экономической политике, реалистичность которых пока что не очевидна. То, что несырьевой экспорт из России незаметно превратился из предмета абстрактной дискуссии в полноценную стратегию, понятно по ряду недавних высказываний, широко растиражированных информагентствами.

Пожалуй, самым неожиданным из них стало выступление главы департамента денежно-кредитной политики Банка России Игоря Дмитриева, который назвал два главных фактора умеренного падения российской экономики в ходе последнего кризиса — плавающий курс национальной валюты и поддержку несырьевого экспорта. Из комментариев независимых экспертов, опрошенных газетой ВЗГЛЯД, следует, что на уровне абстрактного моделирования приведенные цифры выглядят вполне обоснованно. Для ответа на этот вопрос можно обратиться к самому крупному на сегодняшний день потенциальному рынку для российских товаров — китайскому, тем более что момент для выхода на него сейчас благоприятный: Другое дело, констатирует председатель совета директоров группы CREON Energy Фарес Кильзие, что пока Китай не может найти в России ничего, кроме сырья.

Те несырьевые товары, которые мы можем предложить Китаю, там и так в избытке. Например, в машиностроении Китай пока немного отстает от нас, но лет через 5—10 ситуация изменится. Этот же момент, хотя и без привязки к китайскому рынку, акцентирует и Моисей Фурщик. По его мнению, в России созданы эффективные практики стимулирования несырьевого экспорта прежде всего по линии РЭЦ , но в среднесрочной перспективе проблемой станет само наличие достаточного количества экспортных продуктов.

Из лидирующих статей российского несырьевого неэнергетического экспорта, отмечает эксперт, самыми понятными представляются перспективы химии, металлопродукции и вооружений, но если в химии в частности, в сегменте минеральных удобрений возможности дальнейшего роста экспорта вполне очевидны, то по двум другим позициям существенное увеличение маловероятно — прежде всего из-за ограничений по спросу.

Однако такие возможности связаны с ростом инвестиций, то есть зависят от общего состояния российской экономики. В то же время в машиностроении и смежных отраслях крайне важны современные технологии и оборудование, а также человеческие ресурсы. Кроме того, большие экспортные перспективы имеет встраивание российских производств в международные цепочки добавленной стоимости, но в последние годы это почти прекратилось.

Однако сегодняшняя Россия, рассуждает Полыгалов, это не Япония х, Южная Корея х или Китай х годов, которые тоже использовали экспортоориентированную стратегию догоняющего развития, но по разным причинам.

Например, у них отсутствовал внутренний платежеспособный спрос на производимую ими высокотехнологичную продукцию, и они занимали те ниши, которые в рамках оптимизации производственных издержек отдавали им производители из развитых стран. Имелось преимущество и в виде низкой стоимости трудовых ресурсов. Кроме того, в те времена господствовало убеждение, что перенос производства в страны с дешевой рабочей силой — это выгодно в первую очередь самим развитым странам.

Во-вторых, никто нам пока что никакие технологические ниши, а уж тем более рынки готовой продукции отдавать не будет. В-третьих, никакого преимущества по стоимости трудовых ресурсов у нас уже нет — во многом это является следствием того, что мы, опять же, не самая богатая, но уж точно не самая бедная страна.

Однако их рост причем впечатляющими темпами происходил не за счет экспорта, а за счет импортозамещения. К тому же страны, опиравшиеся на несырьевой экспорт во второй половине прошлого века, делали это с помощью политики мощного государственного дирижизма или, в случае Китая, с помощью государственной экономики. Они называют сроки не слишком далекие, чтобы сохранить привлекательность своих заявлений, но и не слишком близкие, чтобы все успели забыть, чего они там назаявляли.

Похожей точки зрения придерживается и Дмитрий Евстафьев: При этом тот же Кудрин предлагает мягкий вариант капитуляции во внешней политике, который окончательно ликвидирует наши возможности несырьевого экспорта, в упор не видя корреляции между несырьевым экспортом и операцией в Сирии. Мы можем поставлять на внешние рынки те же автомобили и недорогие качественные продукты питания, — говорит экономист Маир Пашаев. Так, по мнению Фареса Кильзие, на вопрос о том, что Россия будет экспортировать, отвечать должны вообще не мы — нужно просто создавать условия, чтобы те же китайцы организовали у нас производство той продукции, которая им требуется.

Пусть они сами решают, что мы должны им поставлять или совместно переработать, — говорит он. Такая логика вполне обоснованна, учитывая, что девальвация рубля серьезно способствовала наращиванию локализации производств в России со стороны многих европейских компаний другое дело, что чаще всего это не слишком громкие проекты, которые не вызывают резонанса за пределами своих отраслей.

Частный, но характерный пример: Не приходится сомневаться, что такие же ожидания питают и многие другие иностранные инвесторы, в том числе китайцы — последняя волна инвестиций в РФ связана как раз с наращиванием экспорта. Но нужно еще создать условия для закрепления в первой десятке стран, куда инвестирует Китай. Успех проектов в нефтегазовой сфере во многом объясняется тем, что за ними стоит гарантия президента Владимира Путина.

Но если мы хотим организовать несырьевой экспорт в КНР, то за это направление должны быть персонально ответственные лица. Но есть и иная картина перспектив несырьевого экспорта, подразумевающая, что ответ на главный вопрос — что экспортировать — дадим мы сами, причем явно выходя за рамки очевидных трендов. По мнению руководителя Координационного совета РСПП по СКФО Владимира Гурьянова, идея наращивания несырьевого экспорта имеет прямое отношение к трем вариантам будущего для российской экономики: Это отрадно, особенно для страны, еще 25 лет назад критично зависящей от экспорта продуктов питания, но явно недостаточно для того, чтобы стать на заметную ступеньку на пьедестале мировой экономики.

Гордиться тем, что страна обеспечивает себя продовольствием и может экспортировать излишки — это нормально, но согласиться с позиционированием России как поставщика сельхозпродукции на экспорт — это значит сильно занижать планку стратегических целей развития. Цели должны ставиться по росту высокотехнологичного экспорта.

Поэтому, полагает Гурьянов, маркер правильного пути развития экономики обозначает Минпромторг РФ — рост экспорта и сокращение импорта в сегменте высокотехнологичных товаров, где можно сбалансировать отмеченные выше противоречия между задачами несырьевого экспорта и импортозамещения внутренний рынок часто не может обеспечить для высокотехнологичной продукции нужный объем спроса. Однако, подчеркивает представитель РСПП, важен не только рост инвестиций в производство высокотехнологичных товаров, без чего невозможен их экспорт — еще важнее отношение общества к этому.

И массы, и элита в целом не хотят и не проявляют способности к мобилизации — хотя без нее сценарий роста невозможен. Необходимо, чтобы господствующим настроением в общественной жизни стали предпринимательский энтузиазм и инициатива, связанные не с полученным доступом к финансовым ресурсам и их успешным освоением, а с созданием принципиально новых продуктов.

Эта часть экономики существует и сейчас. Не она, увы, является доминирующей. Вторая мировая началась не в м. Стратегии Кудрина и Титова в деталях. Корейский полуостров — самая большая пороховая бочка.

Россия: Сырьевые отрасли растут, экономика деградирует

Цзиньпин в Москве для Антанты с Россией. В какой сфере Россия значит для США больше, чем Канада или Мексика.

Стратегические ориентиры сбалансированного несырьевого развития

Трамп уже перечеркивает Гамбург. Европа сбилась с пути: Украино-американские учения Sea Breeze стартовали в Черном море. Глобальная элита переходит к новому проекту. Когда фиктивные страны начинают воевать. Украинцы воюют лучше россиян. Использование материалов сайта приветствуется при наличии активной обратной ссылки на www. Администрация сайта может не разделять точку зрения авторов материалов, которые размещенны на сайте. Путин встретился со своим приверженцем. Это сделало многие российские товары высоких переделов конкурентоспособными за рубежом, и ряд ведущих компаний страны заявили о планах резко нарастить внешние поставки.

Гладко было на бумаге Из комментариев независимых экспертов, опрошенных газетой ВЗГЛЯД, следует, что на уровне абстрактного моделирования приведенные цифры выглядят вполне обоснованно. Отсохшая рука рынка Как выглядят планы по замещению импортных товаров российскими.